On Screen

Про искусство

art2_

«Мой друг Серж купил картину. Это полотно приблизительно метр шестьдесят на метр двадцать, закрашенное белой краской. Фон — белый, и, если прищуриться, можно разглядеть тонкие поперечные полосы белого цвета».

Я не удержалась от соблазна предварить свою небольшую заметку теми самыми словами, с которых начинается пьеса Ясмины Реза «ART». Ведь зрителю в зале с первых секунд спектакля объявляют, в чем состоит главный конфликт, а именно: «каким ненормальным нужно быть, чтобы выложить 200 000 за это?!» против «каким закостенелым нужно быть, чтобы не признавать современное искусство?!» Точнее, в этом состоит конфликт очевидный, так как за свою  скромную продолжительность в полтора часа пьеса настолько глубоко изучает дружбу, продолжительностью в пятнадцать лет, что та самая картина в итоге оказывается лишь поводом, за которым скрываются настоящие противоречия.

Впервые я познакомилась с пьесой «ART» еще в девяностых годах прошлого века (как антикварно звучит, а?)), когда побывала на спектакле в Театре им. Маяковского. Постановку тогда осуществляла французская команда во главе с Патрисом Кербра, а роли Марка, Сержа и Ивана соответственно исполняли Игорь Костолевский, Михаил Янушкевич и Михаил Филиппов. Сейчас же я пишу по впечатлениям от просмотра телезаписи оригинального спектакля с Пьером Ванеком, Фабрисом Лукини и Пьером Ардити.

Это это самый редкий случай, когда смотришь на произведение и думаешь, что его создали легко и естественно, так как эта история просто не имела права не существовать, и рассказана она должна быть именно так, а не иначе. По другому не объяснить этот безупречный баланс смешного и печального, злого и трогательного, амбициозного и потерянного. При том, что пьеса написана в реалистичной манере — люди разговаривают друг с другом как в обычной жизни, в ней есть немного места для поэзии и чисто театральных приемов  вроде реплик, обращенных напрямую в зрительный зал.  А что, последнее — прекрасная альтернатива мысленным монологам, которые человеческий мозг в избытке производит как по причине, так и без. Здесь же у персонажей есть такой роскошный повод высказаться.

Пьеса дает богатую пищу для размышлений. И об искусстве тоже, но оно здесь далеко не главное. По моим ощущениям в московском спектакле акцент был на том, чего же мы на самом деле хотим от дружбы (вплоть до «для чего нам в жизни служат друзья»))) . Парижская постановка, опять же, по моим ощущениям, в большей степени о том, что люди конфликтуют и максимально удаляются друг от друга не когда думают о разном, а когда думают об одном и том же: «мое мнение — безусловно правильное» и «мир вращается вокруг меня».

Понимаю, что все эти рассуждения неплохо было бы иллюстрировать цитатами и прочими вещественными доказательствами, но так не хочется никому портить личные впечатления от первого знакомства… (на случай, если вышеизложенное будет обладать способностью сподвигнуть к просмотру)))

Телезапись была сделана в 1995 году, на просторах интернета ее сопровождает отличный перевод субтитрами. Помнится, у театральной постановки в 1990х был просто великолепный русский текст, достойный оригинала.

 

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s